Русский марш 2.0

Концепцию Русского марша необходимо менять. Прежде всего нужно отказаться от безсмысленных шествий по окраинам и задворкам городов и перейти к эффективному политическому действию. Марши последних лет годятся разве что только для самолюбования, позёрству политуродцев да попугать мамку и козырнуть перед одноклассницами: «смотрите, это я на марше фашистов!» (Марш 2013 года таким и стал).

Первый марш в 2005 году, тогда наречённый Правым, в котором Национал-патриоты России (НПР) принимали непоследнее участие, ставил перед собой две задачи: консолидировать разрозненные русские общественно-политические организации и посмотреть, а сколько же вообще нас таких красивых и умелых. Посмотрели, на время консолидировались, но дальше что? С 2006 года никакого политического развития Русский марш, в том виде в каком он есть ныне, не получил. Были попытки вывести Русский марш за рамки легального политического мероприятия и направить его в русло противостояния с ОМОНом. Казалось, будто умышленно в лице Русского марша создавался клон тогдашних Маршей несогласных. Но была ли от всего этого хоть какая-то польза для народа, именем которого назван марш и от имени которого и во имя которого действовали лидеры русских организаций? Кроме самопиара отдельных лиц, больше ничего и не было. Дай Бог, чтобы я ошибался.

Громко о себе заявив в 2005 году и имея все шансы на усиление при правильном управлении, Русский марш в итоге не стал весомым политическим событием. Русские марши вместо того, чтобы стать привлекательным для обычных русских людей — городских обывателей, из года в год превращались во внутриполитическое субкультурное мероприятие «профессиональных русских». А когда система становится изолированной и начинает вариться в собственном соку, впоследствии наступают процессы вырождения и разрушения системы, ведущие её к самоуничтожению. Этого ли нам надо? Сомневаюсь. Что нам нужно?

Русский марш должен стать политическим явлением, формирующим актуальную повестку, стать политическим инструментом решения государственных проблем как на уровне региона, так и в масштабах всей Российской Федерации, да и за её пределами. 

4 ноября 1612 года считается днем победы над польскими интервентами, засевшими в Кремле. В 1613 году всенародно на Земском Соборе была выбрана кандидатура будущего царя. Этим действием русский народ установил, что выразителем народных и государственных интересов считается правитель, до которого через сбор Земского Собора со всех концов России можно довести информацию о проблемах и необходимых преобразованиях. В условиях, когда нужно выходить из кризиса политической системы, диалог и взаимодействие первого лица государства с институтами гражданского общества в обход всех ступеней вертикали власти является необходимым условием.

С 2004 года политическую систему в России пытаются расшатать: кто-то специально и по указке, кто-то в силу своих умозаключений и внутреннего душевного порыва, а кто-то для увеличения бюджета на борьбу с экстремизмом. Пик этих действий пришелся на 2011-2012 гг., затем противостояние начало ослабевать. Но после киевского «Майдана» в 2014 г. многие высокопоставленные российские чиновники испугались. Испугались потому, что события в Киеве стали явным намеком на то, что теперь Украина станет плацдармом для подготовки «революционеров» для свержения действующей власти в России.

Россия как сильное государство есть естественная, историческая форма существования русского народа. В построении и укреплении этого государства русский человек всегда находил возможность своей самореализации. Не имея этой возможности, он пускается во все тяжкие: бандитизм, насилие, алкоголизм и прочее асоциальное поведение. Революции в нашей стране, которые, как мы знаем, всегда проводились людьми иных национальностей, вели к разрушению государственности. И революции происходили в те периоды, когда не было консолидации основных движущих сил государства — народа и правителя. Сегодня перед лицом новых вызовов России нужна новая консолидация, но не декларативная, а реальная. И таким инструментом консолидации, соприкосновения народа в лице институтов гражданского общества и президента может стать Русский марш.

Каждый год в предверии нового марша будет проводиться всенародное интернет-обсуждение наиболее острых проблем, требующих решения, по итогам которого выбирается одна федеральная и одна региональная, которые оформляются ввиде обращения, и 4 ноября по завершении Русского марша общенародно вручаются президенту и региональному руководителю в регионе проведения Русского марша, соответственно. На следующий год во время вручения нового обращения с новой проблемой президент и региональный руководитель отчитываются о решении обозначенной год назад проблемы. Во время вручения президенту общенародного обращения на Красной площади присутствуют в качестве посредников Патриарх Московский и всея Руси, глава Администрации Президента, мэр Москвы, лидеры ведущих политических партий и иные лица. 

Вот тот формат Русского марша и концепция нового политического обычая, которых нужно добиваться. Создав подобный эффективный политический инструмент выявления и решения общефедеральных и региональных проблем, мы, русские националисты и патриоты создадим условия для благополучия нашего народа и России в целом.