Новые ветеринарные правила уничтожат пчеловодство!

Минсельхоз на службе крупного капитала против пчеловодов-частников. Глупцы и вредители протянули свои руки даже в ульи к пчёлам.

Минсельхоз на службе крупного капитала против пчеловодов-частников. Но вряд ли кто из вас удивился этой фразе и мало кого из вас это обеспокоит. А зря. Ведь в последнее десятилетие в России складывается корпоративно-феодальное государство, где корпорации и крупные холдинги становятся каркасом системы. В результате чего забота о них, создание комфортных условий развития становятся приоритетными для государства, что влечёт за собой ухудшение условий для развития малого предпринимательства, фермерского и подсобного хозяйства. Хотя именно малый бизнес в здоровых экономиках даёт 50-60 % ВВП и является местом сосредоточения среднего класса. В конечном итоге получается так, что население лишают возможности заниматься самостоятельной хозяйственной деятельностью и хоть как-то оставаться независимыми от государства.

С этим же мы столкнулись и в отношении пчеловодов, которые в массе своей и добывают весь российский мёд.

Статистика Минсельхоза на октябрь 2020 года следующая: основными производителями мёда (93,9%) являются личные подсобные хозяйства населения. И только (2,1%) предприятия и (4,1%) крестьянско-фермерские хозяйств.

Но это не помешало 17 ноября Минсельхоз выложить в открытый доступ для обсуждения до 11 декабря проект новых Ветеринарных правил содержания медоносных пчёл в целях их воспроизводства, разведения, реализации и использования для опыления сельскохозяйственных энтомофильных растений и получения продукции пчеловодства. Предлагаемые условия для создания пасеки и пчеловодства такие, что в результате их утверждения 90-95% пчеловодов, которые размещают свои пасеки преимущественно в черте населённых пунктов просто станут вне закона и прекратят своё существование, ну или станут пчеловодами-партизанами.

Анализ проекта новых ветеринарных правил (далее – проект) наводит на мысль, что разработан он не в интересах пчеловодов, и даже не в интересах пчёл, а в интересах крупного или группы крупных производителей, заинтересованных в уничтожении конкурентов в лице частников и владельцев личных подсобных хозяйств, потому как принятие данных правил грозит уничтожением существующих форм пчеловодства: порядка 93,9% российского мёда в 2019 году добыто пчеловодами на кочевых пасеках и пасеках в личных подсобных хозяйств, дачных и садовых участках.

Вместе с этим проект отводит стационарным и кочевым пасекам второсортную роль, понуждая к постоянному скитанию и поиску нового свободного места: новые правила не создают вокруг пасек санитарно-охранные зоны, а наоборот, дублируют и существенно увеличивают размер имеющихся санитарно-охранных зон объектов вдали от которых пасека должна быть расположена, при этом не учитывая технико-эксплуатационные характеристика объекта. Логика предлагаемых к утверждению новых правил такова, что несмотря даже на то, что пасека на определённом месте существует уже давно, появление какого-либо объекта на расстоянии от которого должна располагаться пасека вынуждает пчеловода прекратить свою законную деятельность, которой он занимается добросовестно на своём земельном участке и искать новое место до следующего раза, когда его опять «выгонят» для соответствия новым правилам.

Проект в отличие от действующих правил становится императивным, понуждающим к исполнению. Для примера: в действующих правилах ключевые слова «рекомендуется», «необходимо», позволяющие пчеловоду действовать исходя из конкретной ситуации, в проекте же пчеловод лишается возможности самостоятельного выбора и в отношении его деятельности действуют ключевые слова типа «должно быть» и «обязательно». Хотя ветеринарные правила должны содержать больше пунктов по недопущению и лечению болезней, а не вводить какие-то ограничительные меры по размещению пасек и расположению ульев на ней.

Так, например в п. 5 проекта указывается, что пасека должна располагаться на расстоянии не ближе 500 м от границ полосы отвода автомобильных дорог, железных дорог и высоковольтных линий электропередач. Но ведь существует пять категорий автомобильных дорог в зависимости от их транспортно-эксплуатационных характеристик (количество полос, интенсивность движения и пр.).  Высоковольтные линии электропередачи также бывают разных мощностей от 0,4 кВ до 1150 кВ (от сельских бетонных столбов с одним, двумя, пятью проводами, воздействие которых на пчёл под большим вопросом из-за незначительной силы тока до огромнейших ЛЭП). Отдельно нужно отметить, что проводившиеся исследования о влиянии электромагнитных полей на пчёл установили, что благоприятным расстоянием улья от мощных ЛЭП (от 500 кВ) является расстояние не менее 50 м от крайнего провода. Но нужно отметить ещё и судебную практику, которая считает доводы о влиянии ЛЭП на агрессивность и поведение пчёл вообще необоснованными и не принимает во внимание. Но даже несмотря на всё это нелогично делать одинаковое расстояние удаления пасеки от сельской автомобильной дороги и автомагистрали федерального значения, как и не логично делать одинаковое расстояние удаления пасеки от разных по мощности линий электропередач.

Мало того, выращивание сельскохозяйственных культур разрешается на куда более близком расстоянии, нежели 500 м. Жилые дома для постоянного проживания можно располагать также на гораздо более близком расстоянии (от 25 до 100 м) от автомобильных дорог, железных дорог и линий электропередач согласно санитарным нормам в зависимости от их эксплуатационных характеристик. 

Также в п.5 говорится о том, что пасеки нельзя будет размещать на расстоянии ближе 5 км «от воскоперерабатывающих предприятий, предприятий по производству кондитерской и (или) химической продукции, военных полигонов, аэродромов, радиолокационных, радио- ‎и телевещательных станций, и других источников микроволновых излучений». Но:

  1. У каждого из представленных объектов различными санитарными нормами, законами и постановлениями закреплены собственные санитарно-охранные и иные зоны ближе которых не допускается та или иная, в том числе сельскохозяйственная деятельность, как и расположение жилища человека, иных объектов деятельности человека.
  2. В проекте нет критериев мощности производства «воскоперерабатывающих предприятий, предприятий по производству кондитерской и (или) химической продукции». Таким образом, это может быть гражданин, получивший статус ИП или самозанятого и кустарно изготавливающий свечи, выпекающий в своём частном доме кондитерские изделия или производящий мыло (это химическая продукция), а может быть огромный завод. Масштаб несоизмеримо разный между кустарным производством и целым заводом! Поэтому и расстояние в 5 км от дома, где делаются свечи, выпекаются пирожные или делается мыло в небольшом объёме на продажу – слишком чрезмерная норма для ограничения по размещению пасеки. При этом по действующим санитарным нормам предприятия химической промышленности 1 класса (самые опасные) имеют санитарно-защитную зону в 1 км, но никак не в 5 км, как нам предлагают в Минсельхозе. 
  3. Военный полигон Постановлением Правительства № 405 от «05» мая 2014 года относится к перечню, входящих в понятие «военные объекты», которые также имеют свои охранные зоны от 400 м до 3 км в пределах которых запрещено размещение тех или иных объектов недвижимости, но нет запрета на осуществление сельскохозяйственной деятельности, и уж тем более запрет на размещение пасек.
  4. Аэродромы. В данном случае присутствует всё та же ошибка авторов новых правил. Они не разделяют понятие аэродром. Хотя бывают военные аэродромы (см. выше ПП № 405), гражданские. Аэродромы бывают частные, которые в прямом смысле слова представляют из себя выкошенную ровную территорию в поле, размером, минимально допустимым для взлёта и посадки, а бывают аэродромы в рамках аэропорта – целый транспортный комплекс! И у аэродромов, как и у автомобильных дорог существуют разные эксплуатационные характеристики в зависимости от их размера и нагрузки. Посему требовать равной удалённости пасеки на 5 км от частного сельского аэродрома с минимальной загрузкой и аэродрома регионального или федерального значения крайне неправильно. 
  5. В отношении «радиолокационных, радио- ‎и телевещательных станций, и других источников микроволновых излучений» согласно существующим санитарным нормам «окончательная (установленная) санитарно-защитная зона и зона ограничения определяется решением Управления Роспотребнадзора по субъекту федерации, на основании расчёта интенсивности электромагнитного поля и его натурного измерения». И как показывает практика эти санитарные зоны существенно меньше 5 км (обычно в пределах до 100 – 200 м, конечно, бывают исключения, когда речь идёт о сверхмощных устройствах, но даже в этом случае нет ограничения на сельскохозяйственную деятельность). Но даже если разместить пасеку в непосредственной близи от источники микроволнового излучения, то экранирование ульев решает проблему излучения на них.  
  6. С такими общими формулировками, как в проекте может дойти до смешного, особенно в части фразы «…и других источников микроволновых излучений». Дачный домик, в котором используется микроволновая печь для разогрева пищи, тоже подпадает под «источник микроволнового излучения». Но ведь глупо и смешно размещать пасеку на расстоянии от бытовой микроволновой печи на расстоянии в 5 км!
  7. Авторами проекта предлагается установить запрет на расположение пасеки ближе 3 км от болота. Это условие изначально также трудно выполнимо в силу ряда особенностей регионов, климатических условий и географического разнообразия нашей страны. Есть степи, лесостепи, а есть тайга и заболоченные местности. При этом в окрестностях болот растут качественные медоносы, посещаемые пчёлами. Это ограничение в отношении пасек северно-западных, северных и восточных (Сибирь) регионов России. Никакой надобности в подобном ограничении абсолютно нет.  
  8. Ограничение на размещение пасеки не ближе «300 м от помещений, в которых содержатся животные других видов, включая птиц, за исключением животных, принадлежащих владельцу хозяйства» кажется не менее странным, потому как в сельской местности через каждые 30-50 метров у кого-нибудь есть животное другого вида (собака или кошка в жилом доме тоже, наверное, «животное другого вида»?). При том, что в отношении коров (аж пяти голов!), например, действуют другие нормы и в других правилах – не ближе 10 м к жилому дому соседа. А одна корова в сутки выдаёт полцентнера кала и мочи. Пчёлам не угнаться в любом случае в этом соцсоревновании. 
  9. Так же устанавливается запрет на размещение пасеки ближе «300 м от мест проживания граждан, имеющих медицинское заключение об аллергической реакции на ужаление пчел», но некорректность данного предложения заключается в том, что практически у любого человека есть аллергическая реакция на укус насекомого и неважно кто это: комар, оса, мошка, пчела, овод, слепень. Вздутие и покраснение место укуса это и есть аллергическая реакция, она есть даже у пчеловодов. В связи с этим введение данной нормы необдуманно и некорректно. Потому как по жалобе со злым умыслом одного соседа (приезжающего только летом не на долго или поселившегося после размещения пасеки) можно будет перечеркнуть многолетние добросовестные труды пчеловода. Да и к тому же, пчела может быть из ульев пчеловода, а одиночкой. 
  10. Ко всему прочему в п.5 проекта предлагается установить требование по ограждению пасеки по периметру сооружениями высотой не менее 2 м. Такое требование есть и в действующих правилах, но оно касается исключительно пасек, размещённых в черте населённых пунктов, что правильно и логично. А в новых правилах предлагается установка ограждения на любой пасеке. Зачем огораживать пасеку, размещённую в поле, около леса, вдали от населённого пункта?

В п. 8 проекта говорится: 

  1. «на территории пасеки должны размещаться: …закрытая яма для сточных вод на расстоянии не менее 200 м от пчелосемей». Преимущественное размещение современных пасек – это участки пчеловодов в деревнях, дачных посёлках и садовых товариществах, где площадь земельных участков гораздо меньше, чем 200 м. В лучшем случае это 15-30 соток. Чаще это участки менее 15 соток, где физически невозможно выдержать норму в 200 м по размещению ямы для сточных вод от пчелосемей.  

В п. 9 проекта говорится о том, что «ульи должны устанавливаться на подставках, не ниже 0,3 м от земли, на расстоянии не менее 3 м друг от друга и не менее 10 м между рядами», а «трупы пчёл, обнаруженные на дне ульев и прилётных площадках, выбракованные соты из гнездовых рамок утилизируются в соответствии ‎с Ветеринарными правилами перемещения, хранения, переработки ‎и утилизации биологических отходов, утверждёнными приказом Минсельхоза России от 26 октября 2020 г. № 626», но:

  1. В существующих правилах пчеловоду разрешается на своё усмотрение выбирать высоту подставки под улей «в зависимости от характера местности, влажности, температуры и иных погодных и природных условий их расположения». Правильно, чтобы каждый пчеловод определял удобную для него высоту установки улья исходя из собственного роста и физических сил, потому как именно пчеловоду придётся снимать, наполненные мёдом ульи, и чем выше стоит улей по отношению к невысокому росту пчеловода, тем сложнее поднять и переместить тяжёлый улей. На 10-м улье крепости спины может уже не хватит. 
  2. Расстояние 3 м между ульями избыточно, как и расстояние 10 м между рядами. Расстояние должен определять сам пчеловод исходя из удобства работы с ульями и поведением пчёл.
  3. В действующих правилах указано, что трупы пчёл и прочих продуктов пчеловодства утилизируются путём сожжения. А то, что предлагается новыми правилами – избыточные действия, требующие существенных расходов по упаковке и транспортировке на специальном автомобильном средстве трупов пчёл. Зачем? Это не крупный рогатый скот, не свиньи или ещё что. Трупы пчёл и продукты пчеловодства можно сжигать на месте, соблюдая правила пожарной безопасности. 

В п. 20 проекта говорится, что «с наступлением холодной погоды (при сохранении температуры наружного воздуха ниже 5°C в течение 3 календарных дней) ульи с пчёлами должны быть занесены в зимовник, крышки с ульев должны быть сняты, летки зарешечены», но:

  1. Практикующие пчеловоды скажут, что зимовник необходим исходя из суровости зимнего периода, и например, в регионах Центральной России зимовник бывает избыточен, и пчелиные семьи, которые зимуют на воле, а не в зимовнике, куда более сильные и крепкие, дающие соответственно лучшее потомство. Действия с зимовником необходимо оставить как один из вариантов действий пчеловода исходя из местности, а не как единственное и обязательное действие.

Глупцы и вредители протянули свои руки даже в ульи к пчёлам. Уж без кого, а без чиновников Минсельхоза среднерусские и другие пчёлы уж точно проживут и сами разберутся, как и где им добывать нектар с пыльцой.

Ссылка на проект новых правил для интересующихся (не поленитесь, поставьте отметку не нравится этому проекту) – здесь.