Огонь протеста на Живописной потух

Впереди район ждёт реновация и тотальная застройка, о которой я говорил ещё осенью 2016 года. Сопротивляться нужно уже этим грядущим бедам (реновации и пр.), пока есть костяк.

Последние несколько месяцев наблюдения и почти что год участия в протесте подвели меня к разным умозаключениям. Протест жителей в Хорошёво-Мнёвниках стал для меня ещё одним событием, где я приобрёл ценный опыт. Что-то было для меня новым, что-то укрепило меня в собственных суждениях и теориях социологии. А теперь обо всём по порядку.

Живописная запомнилась мне яркостью, не типичностью с одной стороны и стандартностью с другой, что, однако, не скрасило горечь разочарования от увиденного: энергичный подъём и печальное затухание из-за внутренних склок, возникавших может быть из-за недоверия одних, амбициозности других и потому не желающих видеть во главе себя и группы кого-то, третьих – жаждущих общего принятия решения через «демократические процедуры». Сами с усами, и каждый сам себе на уме – так можно охарактеризовать то, что было. Поэтому в этой группе и не могло быть устойчивое единоначалие, как не могло быть и демократии, потому как она превращалась в какую-то полуанархию.

Костяк собрался из очень разных людей. Но именно эта разность каждого сыграла злую шутку со всеми. Разность редко приемлет другую разность. А если ещё кто-то при этом и яркий, то и подавно. Яркость одного не любит быть в тени другого. А значит невозможна формализация структуры с построением эффективной иерархии и соподчинения в условиях, когда нет времени на демократию. Но! И у иерархии и демократии в структуре протеста есть свои слабые места – иерархию могут обезглавить, либо вершину иерархии займёт сомнительная личность, а демократия, в условиях дефицита времени (а у протеста по умолчанию дефицит времени). опасна излишними обсуждениями, голосованиями и прочими атрибутами, которые отнимают и без того ограниченное время, ни привнося должного эффекта соразмерного потраченному времени.

Но, что интересно. В начале, когда протест стал набирать обороты, во главе угла попыталась стать такая сомнительная личность, которая каждую встречу с жителями превращала в собственный бенефис, долгими и из раза в раз одними и теми же лекциями, аббревиатурами, прогулками на место предполагаемого строительства. В промежутках между этим навязывалась идея создания районной общественной палаты, которая спасёт от всего и сразу, как только она будет создана, то шла речь о заказе экологической экспертизы и поиском НКО для этого. А после – говорить в глаза одно, за спиной другое, рассказывать про участников инициативной группы другим участникам небылицы. То есть делать всё, чтобы сформировавшаяся группа покололось на кружки по интересам. В итоге ведь так и получилось. И главным героем описанных событий стал Вадим Калинин.

А после наступила демократия. Каждое решение или действие навязывалось через процедуру обсуждения и голосования. И когда это не делалось, начиналось то уйду, то не уйду. Почти каждое обсуждение наполнялось драматургией, с каждым разом оставлявшая всё меньше желания участвовать в последующих обсуждениях. Хотя, конечно, работа со СМИ проводилась, но пенять каждый раз на неё, демонстрируя свою полезность, было ни к чему, даже при том, что работа со СМИ действительно требует приложения сил, как, впрочем, и любая другая полезная деятельность. Но тем не менее, в будущем лучше избегать выстраивания коммуникации с коллективом подобным образом. К сожалению, Ярослав, постоянными требованиями голосования погружал и без того уже уставшую инициативную группу в ещё большую апатию.

Молодцы местные депутаты Людмила Покаместова, Марина Сидорчук и Татьяна Логацкая. Молодцы те, кто в холодное время дежурил. Молодцы те, кто раньше поднял знамя борьбы, но одновременно с этим критикую их за то, что со временем опустили его уйдя в тень. Нужно было и дальше идти впереди. Тогда удалось бы избежать того, что имеем на сегодняшний день.

Из имеющегося опыта взаимодействия с различными инициативными группами, коллектив защитников Живописной оставил больше разочарования, нежели каких-то положительных эмоций. Вместо увеличения территории протеста, о котором говорилось и предлагалось не раз – лишь замкнутость в одной точке, против строительства на конкретном месте, и это при том, что в районе будет построено более 1,5 млн. кв. м. недвижимости, а к этим метрам прибавится ещё и реновация.

Зачем нужно было объединять точки протеста? Увеличивая территорию протеста – увеличиваешь число сторонников и вероятность того, что удастся добиться того, чего нужно жителям. Массовость и масштабность – залог победы. Но, например, соседняя протестная точка на улице Паршина как будто не замечалась активистами Живописной. Участники протеста на Паршина в полном, хоть и малочисленном составе, поддерживали протест на Живописной, но ответных действий со стороны активистов в полном составе инициативной группы по Живописной я не заметил. Лицемерие протеста? Недальновидность? Не знаю. Но неоспоримый факт – внутреннее разочарование.

Впереди район ждёт реновация и тотальная застройка, о которой я говорил ещё осенью 2016 года. Сопротивляться нужно уже этим грядущим бедам (реновации и пр.), пока есть костяк. Впереди муниципальные выборы, и инициативной группе нужно приложить максимально возможные силы, чтобы провести своих депутатов в Совет депутатов. Максимальное количество своих депутатов! Инициативной группе нужно биться дальше за свой район, отстаивая своё естественное право на комфортную среду обитания, и пытаться брать власть, иначе всё то, что было с 2016 года будет напрасным и никчёмным фарсом. И к сожалению, пока что я только это и вижу. Что же касается меня, я ухожу, потому что, как уже писал выше – есть разочарование и впереди муниципальные выборы, работа коалиции «Москва и москвичи», попытка продвинуть своих кандидатов в муниципальные депутаты в других районах Москвы.